Remuz.ru - Уроки музыки » Музыка » ФОРТЕПЬЯНО И ОРКЕСТР

ФОРТЕПЬЯНО И ОРКЕСТР

ФОРТЕПЬЯНО И ОРКЕСТР С известной точки зрения фортепьяно может претендовать на равенство с оркестром, поскольку оно — не менее, чем оркестр,— является представителем специфической и совершенно самостоятельной отрасли музыки, опирающейся на свою собственную оригинальную литературу столь высокого класса, что сравниться в этом с фортепьяно может только оркестр. Значительное превосходство фортепьянной литературы над литературой для любого другого сольного инструмента, насколько мне известно, никогда не оспаривалось. Столь же несомненно, я полагаю, что фортепьяно предоставляет играющим на нем большую свободу выражения, нежели какой-либо другой инструмент,— большую в некоторых отношениях, чем даже оркестр, и куда большую, чем орган, которому к тому же недостает интимного, индивидуального элемента в «туше» и непосредственного разнообразия последнего.

С другой стороны, в отношении динамических и колористических качеств фортепьяно не может выдержать сравнения с оркестром: тут его возможности действи­тельно очень ограничены. Благоразумный исполнитель не станет переступать эти границы. Самое большее, чего может достигнуть пианист по части окраски звука, можно сравнить с тем, что живописцы называют «монохромностью». Ведь в действительности фортепьяно, подобно всякому другому инструменту, имеет лишь одну тембровую краску; но искусный исполнитель сумеет расчленить ее на бесконечное количество и разнообразие оттенков. Не менее, чем другим инструментам, присуще фортепьяно и специфическое обаяние — хотя, возможно, менее чувственного характера, чем у некоторых других инструментов.

Не потому ли именно, что в нем меньше чувственного обаяния, фортепьяно считается самым це­ломудренным из всех инструментов? Я весьма склонен думать, что именно благодаря этой целомудренности — по крайней мере отчасти — оно лучше воспринимается, и мы можем слушать фортепьяно дольше, чем другие инструменты; возможно, что это отразилось и на характере его несравненной литературы.

За эту литературу, однако, мы должны быть благодарны самим пианистам, или, точнее говоря, мы обязаны этим тому обстоятельству, что фортепьяно является единственным сольным инструментом, способным пере­дать музыкальное произведение во всей его полноте и целостности. То, что мелодия, бас, гармония, фигурация, полифония и самые запутанные контрапунктические фигуры могут — в умелых руках — быть воспроизведены на фортепьяно одновременно и по существу полностью, и побудило, вероятно, великих мастеров музыки избрать его своим любимым инструментом.

Следует при этом заметить, что фортепьяно вовсе не нанесло ущерба оркестровке у великих композиторов  — как утверждают иногда некоторые музыкальные любомудры, — ибо этими композиторами написаны столь же прекрасные произведения для различных других инстру­ментов, не говоря уже об их симфониях. Так, например, самая значительная часть скрипичной литературы создана пианистами (Бах, Моцарт, Бетховен, Мендельсон, Брамс, Брух, Сен-Санс, Чайковский и многие другие). Любимые мелодии и звуки дарят нам гармонию. Сайт worldmc.ru наполнен музыкой для молодых и старых; как для вечеринок, так и для спокойных вечеров.

Что же касается оркестровой литературы, то она обязана своим происхождением почти исключительно тем мастерам, единственным или главным орудием собственной музыкальной речи которых было фортепьяно. Как высокоодаренные натуры, они любили временами облекать свои мысли в красочное великолепие оркестра. Однако, глубоко вникнув в фортепьянные произведения этих композиторов, в их истинные достоинства, в их поэзию, я полагаю, что даже утонченная музыкальная натура может на всю жизнь удовлетвориться фортепьяно, несмотря на его ограничения, если, как я сказал выше, артист остается в пределах его границ и властвует над его возможностями. Ибо, в конце концов, не так уж мало то, что может дать фортепьяно. Им управляет и манипулирует один и тот же ум, одна и та же личность; его механизм так тонок и в то же время так прост, что звукоизвлечение на нем происходит буквально с той же непосредственностью, как на любом ином струнном инструменте; фортепьяно допускает сугубо индивидуальный элемент в туше; оно не требует вспомогательных инструментов (ибо даже при исполнении концерта оркестр является не простым аккомпаниатором, а равным партнером, на что указывает самое название «концерт»); ограничений у него не больше, чем у некоторых других инструментов или у голоса; эти ограничения с лихвой компенсируются обширным богатством его динамики и разнообразием туше.

Принимая во внимание все эти и многие другие достоинства, я думаю, что музыкант может чувствовать себя вполне удовлетворенным тем, что он пианист. Разумеется, сфера его деятельности во многих отношениях уже, чем у дирижера, но, с другой стороны, дирижер  лишен многих прекрасных моментов сладостной интимности, дарованных пианисту, когда, забывая весь мир, наедине со своим инструментом, он может общаться с глубочайшей и лучшей сущностью своего я. Это те священные мгновения, которыми он не поменяется ни с каким музыкантом другой специальности, которых ни за деньги не купить, ни силой не добыть.

Друзья сайта

  Рекомендуем смотреть фильмы онлайн

Опрос